"Сообщество ваших стихов" - это сообщество, в котором вы можете размещать свои стихи, придуманные исключительно вами!



ПРАВИЛА СООБЩЕСТВА...

***ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ, НЕЛЬЗЯ РАЗМЕЩАТЬ БОЛЕЕ 8 СТИХОВ ПОДРЯД ОДНИМ ЧЕЛОВЕКОМ! 11.12.2011 Были отменены ограничения на количество строк***


Свои идеи по оптимизации сообщества, дизайну ну и по любым другим темам можете написать одному из администраторов этого ресурса icq 482853827 ну или если вам скучно и нескем поболтать, то всеравно welcome ;)



Модераторы сообщества
ExtremalXXL
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:09 

Два потока

Saykhat Lucassen
Алый. Цвет бушующей крови, что гоняет перекормленное страхом сердце.
Алый. Цвет, что отражается в глазах валькирий, жаждущих смерти врагов.
Алый. Цвет листьев, что затоптаны в грязь кровавыми следами коней.
Алый. Он мой будоражит дух, в поисках новых страстей.

Синий. Мой голос потоком чрез вены твои проткнет мысли, где ясности нет.
Синий. Глаза, что так смотрят с зеркал на леса твоих бед.
Синий. Мертвец бродит по морю в поисках мнения в ответ.
Синий. Викинг крикнет, и свет этот яркою вспышкой крадет. Остался один силуэт.

Два потока слились, в них две смерти сомкнулись.
Река стала черной, а значит уныние одно.
Твой сон провожает лицо, мы проснулись,
Крутись, наша жизнь, как веретена колесо.

Алый. Синий. Алый. Синий.
Нет теплых оттенков во мне, прекрати
Видеть солнце в речах иль улыбки бесследной.
Нету лучей и добра на пути.

В какой же металл заковали мне сердце?
Воина иль врага, той твари,
Что холодом мстит за насмешки, закрыв свою дверцу
Откройте, хочу и молю Вас!
Раскройте те тайны, что не глубже следа, копытом оставленным ранее.

Ах, сколько патетики, вслушайтесь, смейтесь,
На каждом шагу мой спектакль открыт лишь для вас, прытких языков навоз.
Примите же жалости минимальную дозу.
Подумайте только, далеко ли доползу
Скользким червем в щели ваших тухлых мозгов.

Мой сон. Мой мир. Мой стиль. Мой вид. Мой смех. Мой грех. Мой страх. Мой всхлип.
Моя печаль. Моя тоска. Мое уныние. Да...я так глупа.
Хочу отвращения, хочу восхищенья.
Хочу пустоты. Хочу примирения.
Только б не смех и не жалость в ответ
На мое алое солнце иль синий свет.


@музыка: Rotting Christ- Cine Iubeste Si Lasa

02:21 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Глупый мальчик, не бойся и не реви - за лопатками вьется тьма.
Если солнце погасло в твоей груди, я во всем разберусь сама.
Если руки уже не удержат меч - мне останется сила слов.
Глупый мальчик, позволь мне тебя сберечь, ты так зелен и безголов!

Ты еще не сумел окунуться в жизнь, ты еще не почуял смерть.
Твоих стен бесконечные этажи не дают подойти к тебе.
Твоих стен - безоконных, бездверных стен - не разрушить моим теплом.
Ты прости меня, мальчик, раз ты в беде - буду двигаться напролом:

Каждый волен лелеять родную боль, каждый волен баюкать страх,
Но когда выбираешь судьбу и роль - не носи другой на устах.
Ты не жертва, не воин, не раб, не плут, не спаситель и не купец.
Выбирая страдания по нутру - выбираешь и свой конец.

Ты еще не сумел окунуться в жизнь, ты не ведаешь силы слов.
Врачевание ран для твоей души - ох, нелегкое ремесло...
И пока ты жалеешь себя - смотри! Что ты можешь еще суметь?
Если солнце погаснет в твоей груди - то останется только смерть.

(с) Кайлиана Фей-Бранч

21:22 

Невидимка

Niungras
Я как невидимка,
Как призрак в темноте.
Ни кто меня не видит,
Не знает обо мне.
Немая я картинка
Умеющая жить
"Неужели она дышит?"
Не желаете спросить?

00:55 

Dead Channel
I think its gonna rain
В моей душе было столько небесных птиц,
Падавших замертво от переизбытка невысказанных чувств.
Воздушные змеи складывались из обгоревших страниц
Проделывая по ветру перемен свой последний путь.

Мой внутренний аэродром стал свидетелем стольких драм,
Трагично разворачивающихся невпопад и не там,
Волнуя дельфинами населенный солнечный океан,
Которым ни к чему такая вакханалия и бедлам.

В этот раз, не стану ронять печалью пропитанных фраз,
Гордо стоя на краю своей личной пропасти, осыпающейся в никуда,
Как раньше всматриваться в бездну не отрывая глаз,
Попав под гипнотические волны изливающегося в памяти дождя.

В пучину серых грез по-мазохистски увлекательный трип,
Где мрачным дымом покоряет сознание губительный декаданс,
Я слышу его биения неохотно затихающий ритм
И с благодарностью совершаю свой заключительный реверанс.


05:01 

Вальгалла

Saykhat Lucassen
Сколько б не было грез о прекрасной Вальгалле,
Кровью доказана честь и душа.
Сколько б героев не скинуло в море,
Нам не доступна такая судьба.

Творцы не лишили нас мрачного неба,
Путь алый за нами остался вовек.
За жалкую жизнь, за кусочек хлеба
Тщеславие толкает в омут слезных рек.

Сапфировых глаз не увидишь ты боле,
Их затемнила безумная сладость побед.
Жаль, что не знает о будущем горе
Существо, чье пребывание омрачило весь свет.

И не хочет признать ведь, что пусто внутри,
Где выход из бездны? Все слилось, посмотри,
Запах смерти ударил, забрал и ничто
Не вернуло в реальность, лишь все тьмой заросло.

Ласки судьбы отвергаются мною,
Насытился страхом и воплями враг.
Незыблемо несший оракул в затворе,
Лишился он чести, потерпел лишь он крах.

Кто внес приговор, тот добавил мучений.
Пороки задушат, приведут на алтарь.
Топор лишь облегчит, но горстка смятений
Разрезала мантию, покойся же, тварь.


@музыка: Blind Guardian- Valhalla, Sabaton- The Art of War

01:15 

Детство

Snuffick
Пусть эти заглохнут сопла,
Пусть снова трава зеленеет.
С меня уже хватит, довольно!
Где человек, что жив, не болеет?

Где та тропинка, ногою босой
Которую я исходил взад-вперед?
Где из песка склон тот крутой?
И кто теперь той тропинкой бредет?

Где ты, мой край, где в лучах солнца
Я дедово помню в морщинах лицо?
Где чище кристалла была вода из колодца;
Где не мастерами, но бабушкой, сшито пальто.

Пусть эти люди не стонут,
Хочу я слышать детский свой смех;
Наденьте обратно мой омут,
Заберите обратно свой дьявольский бред!

5.09.2014

12:17 

Дорогая

Дорогая,
Присядь, помолчи и не плачь.
Просто молча меня послушай.
Дорогая,
Отныне
Каждый сам себе врач,
Я устал препарировать душу.

Ты же всё понимаешь,
Не время искать
Причину на этой неделе.
Я устал,
Ты устала,
Зачем продолжать
Тратить годы на самосожжение.
читать дальше

04:33 

Латентный хиппи /Мезоамериканский воин света, бобра и любви. К Логосу. Несу в мир революцию во имя организации Hellsing.
Не считай идиотом меня, милая.
Делать выводы скорые не спеши.
То, что я с тобою делюсь силою -
Не общедоступность моей души.
Это только тебе и по личной прихоти.
(К остракизму общества и семьи.)
Веселей, часы моей смерти, тикайте -
Двадцать четыре ко всем семи.
Вот когда меня совсем не останется -
Вот тогда о том и поговорим.
Подойдёт к концу мой нелепый танец, а
Лицо проступит сквозь бренный грим
Целиком. Ты и так слишком много видела -
Мне вовек спокойно теперь не спать.
Нам теперь расстаться живыми, видимо,
Невозможно. А я тебе не под стать.
Превратится в клетку, боюсь, каркас,
Вкруг тебя моей жизни стальная нить -
Догорит фитиль - разлетится враз,
Чтоб
тебя
наконец-то
освободить.

16:51 

крысолов

Джейк Чемберз
Первый парень на деревьях
Звуки дудочки - песня без слов,
Но в мелодии скрыто чудо.
Забери же детей, крысолов,
Забери отсюда.

В этом городе так много крыс,
Вьются, бегают под ногами.
И одна лишь надежда спастись -
Всем покинуть Гамельн.

читать дальше

12:15 

GioKey
Когда уйдете, погасите свет,
Умойте руки, вещи соберите,
Ответ мой, может, груб, но все же "нет",
Все очень просто - просто уходите.

Закройте дверь, а ключ себе оставьте.
Замок сменю, и будет он не нужен,
Лишь об одном теперь прошу: отстаньте,
Рассудок мой заботой перегружен.

Конечно, не вернуть назад отныне
Напрасно пережитых месяцев и лет,
Теперь, покуда злоба не остынет,
Прошу на выход. Выключите свет.

@темы: стихи

23:47 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Мать вплетала мне в косы горести и печаль,
Говорила мне мать: - Если хочешь изведать жизнь,
Будь холодной и хлёсткой жестокостью палача
И за то, что твоё, всем своим естеством держись.

Говорила мне мать. И рядила на плечи мне
Плащ тяжелый из собственных страхов, обид и бед.

Да на шею примерив льняной поводок-петлю,
Подносила к груди моей свой неподъемный крест.
Говорила мне мать: - Я люблю тебя, так люблю -
Не расскажет ни крик, ни удар или грубый жест.

Так росла я, под тяжестью веса хребет скривив,
Стерегла эту ношу ревностно от других.

И я выросла с хмурым изгибом надбровных дуг,
С цепкой хваткой пираньи, а речь, как кинжал, остра.
Мать моими глазами глядит. Кто мне враг, кто друг -
Не могу разобрать!

И тогда
родилась
сестра.

Мать качала с улыбкой заветную колыбель.
Я кривилась под ношей. Что будет со мной теперь?

Мать плела ей венки из спокойных и добрых слов,
Говорила ей мать: - Для тебя целый мир открыт.
Будь надеждой и солнечным светом среди штормов,
Будь собой и тогда ты сумеешь изведать жизнь.

Говорила. Я слушала, глядя, как в руки ей
Мать давала накидку из самых счастливых дней.

Так сестра стала взрослой. Тонка и нежна, как шёлк.
Голос звонок и весел, да руки её мягки.
Вечнодоброе солнце. И каждый, кто к ней пришёл,
Возвращался домой исцелившимся от тоски.

Материнскою лаской мне шею грызёт петля.
Путь сестра хоть чему-то научится у меня.

Чаша времени полнится, хлещет через края.
На дубовом столе поминально свеча горит.
Мать моими глазами глядит - и жесток мой взгляд.
Целый мир любит мать нежным сердцем моей сестры.

Мы остались вдвоём. И неведомо каждой из,
Кто из нас верно понял и лучше изведал жизнь?

Чаша времени полнится. Время продолжит ход.
Мать любила так сильно - не сбросить её дары.
У меня седина, одряхлевшая грудь, живот.
Золотистые косы и сны у моей сестры.

Говорю сестре: - Мир есть зло. - отвечает: - Нет!
Мир есть ветер и дождь, мир - любовь, чудеса и свет.

Говорю: - Я есть зло. - а сестра за один присест
Разгибает мне спину и мой отбирает крест.

Кайлиана Фей-Бранч

20:48 

Энея

Olima
Потепление приходит конкретно в феврале(с)
Стихотворение написано по книге Дэна Симмонса "Восход Эндимиона"


Ты – мост между двух миров,
Отраженья поэта дочь,
Медведей, тигров и львов
Рука – как возможность помочь.

В каплях крови твоей – истина,
В секундах любви – сатори.
Бесконечность миров вписана
В твою Бездну. И ждёт резонаторов.

Через миллиарды световых и обычных лет
Перед тобой звучит музыкой каждый живой след.

Нелегко ведет тебя судьба,
Знать ее – закалка силы духа.
Богом окрестит тебя молва,
И друзья прощаться будут глухо.

Но яркость жизни придает конечность
И свободу от любого бремени.
Все услышат, как взмывает в вечность
Лучшее из всех творений времени.

Ты когда-то видела, как вернулась к людям земная твердь
В тот момент, когда ты добровольно ушла на смерть.

И можно поверить, что нет
Тебя, и следы твои стёрты.
Но голос твой – солнечный свет
За гранью молчания мертвых.

Изменились все триста миров,
Завершилась пора безучастности.
Прокатился по душам рабов
Твой подарок – Момент Сопричастности.

Ты смогла сквозь окрестованное жречество
Докричаться до глухого человечества.

01:27 

Издание 2-х сборников «Чемпионата Поэзии» | Planeta

loksly
«Милосердный к жестоким будет жестоким к милосердным» (Иома, 22)

18:57 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Холм холодным ветром, как шпагой, вспорот, скалит остро кости своих руин.
На останках прошлого вырос город, жадно пожирающий корабли.
Как ярится буря, кусает склоны - океан зализывает укус.
На причалах, горькой водой кроплёных, воздух бесконечно солён на вкус.
Как ярится буря - срывает крыши, стены осыпаются и дрожат...

Ты мои истории не услышишь с высоты десятого этажа.
Не поморщишь щёк, улыбаясь солнцу и подушки в стороны разметав.
Как скользит рассвет сквозь твоё оконце по худым волнам твоего хребта...
И в тенях больничных легко укрыться, неизменно тихи мои шаги.
Хочешь - будешь рыцарем или принцем, самым величайшим среди других?

Холм холодным ветром измучен, ранен, новый город крошится до корней.
Защити его колдовством и сталью, мой могучий маленький чародей.
Или возведи на его останках новый мир и новое естество.
Здесь твоей душе не нужна огранка. Ты - венец и суть, и творец всего.

Но пока же - слушай мой тихий голос и ладони скрещивай на груди.
Словно бесконечный бесцветный полоз лестница свивается впереди.
И тебе не снять сеть холодных трубок, неподъёмна тяжесть припухших век.
Хочешь - подарю тебе меч и кубок, мой бесстрашный маленький человек?

Ты лежишь изломанной бледной куклой и рассвет ласкает твоё лицо.
Хочешь - будешь статный, высокий, смуглый в мире без злодеев и подлецов?
Как утихнет буря - родится небо. Корабли покорно уйдут ко дну.
Хочешь - подарю тебе быль и небыль из руин и прошлого, лишь одну?

Сколько здесь бывало и сколько будет... Я скажу без лжи и без мишуры:
Нестерпимо больно из рваных судеб создавать истории и миры.
Дверь палаты скрипнет. И мать заплачет. На лице отца залегает тень...


Спи, мой храбрый рыцарь, мой милый мальчик. Завтра будет новый и страшный день.

Кайлиана Фей-Бранч.

21:59 

Поцелуй

Эро-санин
Хм... Ну и кто я после этого?
Шаг вперед, и рука за пояс,
Взгляд в глаза изучающе зыбкий,
Мне б тебе подарить улыбку,
Но дыханье прервало голос.

Пятерня легла на затылок,
Разгребая долгие пряди.
Взгляд в глаза нерушимо долгий,
Что–то теплится в этом взгляде.

И дыханье обводит губы,
Нервным трепетом предвкушения,
Пусть движения пальцев грубы,
Но так манит твое паденье.

Ты сейчас удивительно близко,
Но еще долек до предела,
Рук напор и теснее тело,
Пусть и пошло, и жарко и низко.

Губы рядом; язык, в наваждении,
Замыкая свой круг рисует…
Мы не ищем с тобой снисхождения,
Каждый образ иной целует.

Закрывая глаза в мечтаниях,
Отдаваясь движеньям томным,
Сберегая чужое дыханье,
Забываем, что мир огромный.

В поцелуе медленном тонем,
Языки скрестив наудачу.
Стоны в губы. Давай постонем.
Только так и никак иначе.

10:50 

Железная Н.
傻孩子 准备等一辈子啊
*

Волны, взрываясь, бьются о скалы.
Людям свободы не нужно славы,
Не нужно покоя, поклона, упрёка.
Рабы своей страсти. Без страха рока

Мы встретим рассвет на закате эпохи.
А если по жизни бывали плохи,
Мы грехи отмолим, удача с нами;
По ветру хлещет свободы знамя.

Над могилами нашими слёз не лейте,
Наше злато найдёте - его пропейте,
По монете - в море, да будьте здравы!

Познавшим счастье не нужно славы.

14:54 

будешь нашим королем (верноподданическая песенка)

Джейк Чемберз
Первый парень на деревьях
Голос:

Оставайся, мальчик, с нами - будешь нашим королем.
Будешь грозным и суровым, будешь хмур и бородат.
Будешь бравым капитаном править в море кораблем,
Будешь смелым командиром, в бой пошлешь своих солдат.

Хор:

Будешь нашим королем - славу мы тебе поем!

читать дальше

17:06 

Dead Channel
I think its gonna rain
Прокрался теплым заревом
Пропитанный запахом кофе и солнца насквозь.
Дотронулся до самого сердца,
Мир распахнул, потревожив внутри засов.

Проскользнул, словно кот,
И устроился в душе моей разбитой,
Гипнотически покачивая хвостом,
Как на прогретой майскими лучами крыше.

Только тебе обязаны своим появлением
Дикие цветы, что ты призвал к жизни сквозь толщу пепла,
Они были слабые и засохшие в отсутствии света.
Я уже давно пожертвовал ими и не ждал от весны ответа.

Но ты пришел, собой озарил весь мой путь,
Став бесконечной надеждой и вселенским смыслом, пробившемся в эфир.
Помню, что я до этого как-то жил, выискивая суть
но теперь ты - весь мой мир

16:44 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Через тысячи жизней ведет рассказ, вдоль сверхновых и черных дыр,
За туманности, прячущие от нас каждый новый и странный мир,
Через свет постаревших всемудрых звёзд, сквозь провалища пустоты.
Нам догнать его - хватит ли сил и слёз... Я попробую. Ну а ты?
Через тысячи жизней и сотни лет, уместившись в единый вдох,
Протекает история. Ей вослед, я поведаю лишь о трёх.

Если выйти на улицу в тёмный час, смело встретив ночной туман, на востоке, в пьянящей дали от нас, ярко светит Альдебаран. А за ним, в пустоте - не уловит взор, хоть и кажется, что вот-вот - притаилась планета: десяток гор, индевеющий небосвод. Ни буранам, ни цепким сухим ветрам не объять ледяных пустынь. Там живут лишь такие, каков ты сам - дети храбростей и гордынь. Там сейчас вечереет, грядёт пурга, даже воздух колюч и груб, и сжимает упрямо её рука тяжелеющий ледоруб. До вершины - каких-то пять дней пути, неизменно отвесно вверх, но не зря синеглазая крошка Ти самой смелой слывёт из всех. И не зря она слушала день за днём, с самых малых наивных лет, колдовские легенды про Землю - дом! - наилучшую из планет. Ей всегда говорили - Земля добра и объятья её мягки. На такой высоте не разжечь костра и не спрятаться от пурги. На холодной планете с десяток гор, да замерзшие облака. Только эта вершина ласкает взор - так пленительно высока!
Лишь на этой вершине из года в год неизменно горят огни. Крошке Ти говорили: корабль ждет, ты осмелишься покорить неприступную высь, ледяной хребет, злого мира ветвистый шрам? Ледоруб в ослабевшей дрожит руке и пронизывают ветра.
Что случится потом? Потускнеет мир - холод силится взять своё. По волнам пустоты, мимо чёрных дыр, тот корабль понесёт её, покидая навеки слепящий снег, про колючий забыв буран...

Если выйти на улицу в полусне, ярко светит Альдебаран.

В неизвестную вечность ведут пути, замыкается жизней круг.
Я тебе рассказала про крошку Ти, а теперь - посмотри на Юг:
На орлином крыле разрезает тьму ослепительный Альтаир.
А за ним есть планета, под стать ему, беспощадный пустынный мир.

Даже воздух на этой планете сух - режет лёгкие изнутри, и о чем-то волшебно далёком вслух там не принято говорить. Там живут, так похожие на меня, молчаливые дети дюн. Их следы голубые пески хранят под ласкающим светом лун. И сейчас белоснежная мать-звезда вновь восходит на свой престол. В старой фляге закончилась вся вода и песок тяжелит подол. Сеф шагает упорно, жестокий зной не сорвёт стон с иссохших губ. В самой страшной пустыне исход такой - этот мир на надежду скуп. Этот мир беспристрастен, людей каля, как рожденный в огне металл. В древних книгах писали, что есть Земля. Сеф читал о ней. Сеф читал, что она полнокровно полна водой, неизменно добра ко всем. В его мире не ищут пути домой, не касаются этих тем. А еще он читал, что горят огни в самом сердце сухих песков - в глубине неизведанной корабли рвутся к завеси облаков, и рокочут турбины, взлетает дым, начиная вираж, полёт... Сеф падёт на песок, и замрёт над ним недостигнутый небосвод. Но закроет от пламени солнца тень - металлических крыльев дар. Сквозь сиянье сверхновых, к судьбе, к мечте, поведёт бортовой радар, оставляя внизу гребешки песков, синевеющих, как сапфир.

Этой ночью не нужно ни снов, ни слов - светит пламенный Альтаир.

Сколько новых историй таит от всех звездный полог и млечный путь?
Я тебе рассказала, как выжил Сеф. А сейчас про него забудь
И смотри в вышину, где горят огнём все крупицы ночных фигур.
Отыщи Волопаса. Ты видишь, в нём алым золотом спит Арктур?

И в карминно-горячем его тепле сладко кутает полюса небольшая планета: с полсотни рек, да тропические леса. Там живут дети чёрного колдовства - не такие, как ты и я - знатоки ядовитых опасных трав, укротители воронья. Там живётся непросто таким, кто смог непохожим прослыть на всех. Изучая проклятое ремесло, в жертву каждый приносит смех, доброту, бескорыстность, способность дать что-то большее, чем слова. В гуще джунглей не спрятаться, не сбежать от прогнившего естества. Каждый звук и любой осторожный шаг дразнит пум и древесных змей. Чара движется медленно, чуть дыша, вязкий ужас ползёт за ней. Нелегко своё сердце от зла сберечь, врачевать, где другие бьют, уходить, если правду не скроет речь, оставлять обжитой уют. И искать - ворожить над большим котлом - отголоски, надежду, дым. В чаще джунглей ждёт Чару дорога в дом, где позволено быть любым, путь к прекрасной, чужой и родной Земле, благосклонной, как будто мать. Через пару шагов всё утратит цвет, не получится больше встать. И подхватит её, пронесёт сквозь мглу, за туманностей миражи, тот зовущий густой корабельный гул, обещавший другую жизнь. И, целующий воды реки, рассвет будет сладостно белокур.

Видишь, в этой пугающей высоте яркой искрой горит Арктур.

Через тысячи жизней ведет рассказ, вдоль сверхновых и черных дыр,
За туманности, прячущие от нас каждый новый и странный мир,
Через тысячи жизней и сотни лет, я поведала лишь о трёх.
А теперь отыщи в небесах ответ: это выдумки? в чём подвох?
Но смотри неотрывно, не тратя слов, отрешившись от суеты.

Гулкий рокот турбины, моторный рёв. Я их слышу. А слышишь ты?

Кайлиана Фей-Бранч

15:25 

Коли посмотришь в бездну...

Железная Н.
傻孩子 准备等一辈子啊
*

Я зубоскал, я тьма, я нежеланный выход;
я чья-нибудь пуля, что держат на случай захвата врагом тылов,
ружьё на стене, огонёк в болоте, необитый ещё порог.
Я – то самое, что трогать не стоит, шальное лихо:

не ведись на мои огни, не верь в шепоток сирены.
Я – то, что всю жизнь теснится по трещинам у стены,
которой сердца обносят на времена войны.
Я – решимость, с которой вскрывают вены,

сажают пулю в висок или прыгают вниз с моста.
Я – причина: отвергнуть веру, предать собрата.
Острая горечь, когда всё сумел, да уже не надо;
я – раскаяние дезертира, что уже убежал с поста.

Помяни моё слово, не суйся в дебри по залежам из гнилья,
не надейся, что выйдет: сбежать и забыть дорогу.
Я – грозился тому, кого ты величаешь Богом:
коли посмотришь в Бездну, то и я загляну в тебя.

Нишизаки

Сообщество стихов!!!

главная