• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:13 

Восточноевропейская тоска

метилендиоксиметамфетамин
мила назло
Каждый хочет оставить след, одни — на асфальты плюют,
а я, если отбросить детали, восточноевропейский поэт,
это значит в моем городе только турбюро и пункты обмена валют,
это значит мой город транзитная станция и по сути его нет.

Это значит, что лучшие из друзей — проститутки и наркоманы,
забивают жадные ноздри асбестом, глотая густую слюну,
замыкают цикл удивительных превращений — рваные раны,
европейский пикник, перестройка, бесконечный заплыв ко дну.

Это значит, устав от болотной зимы мы на землю ляжем
и допьем это небо жадно и быстро как стакан молока,
ведь единственный выбор воспалившихся многоэтажек —
пиво с нижней полки, горький хлеб эмиграции или тоска.

01:57 

Dead Channel
I think its gonna rain
В ночном небе из янтаря загорается любопытная звезда,
Греет немного. Смотрит на меня свысока.
Строю лестницу к небу, мне непременно нужно успеть до утра,
К оранжевой дымке, чтобы получше разглядеть тебя,
нежданная радость моя.

Не рассчитал, подлетел слишком быстро, лучами пронзило доспех насквозь,
Падая успеваю заметить за сиянием шрамы и кровь,
И вдруг понимаю, как будто вижу себя точь в точь!
Ничего не поделать, остается только опять безумно рискнуть, бросить все
Не глядя, еще раз сорваться в безлунную ночь.

И вот я уже на пороге, готов позабыть самого себя,
Предать идеалы, невеселые, но правдивые притчи заученные втихоря,
Сонеты одиночества и боль оставить на полке уходя.
Они все равно подтянутся потом, но пока боль беспокойно молчит, следя.

Хотя как молчит, слышно слегка
Что-то там о последствиях и прогнозах дождя,
Робко вторит, что от всех ненужных бед неизбежно меня защитит,
В общем, молча кричит.

Не слушая этот утомляющий сверх меры треп,
Отчаливаю в поисках подключений,
Мне обязательно повезет!

10:43 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
- Никогда не ходи за порог одна, слышишь, милая Мэри-Энн?
Вересковую пустошь укрыл туман и тяжел аромат его.
Эти стены спасут тебя только тогда, когда ты не покинешь стен.
И минует беда. Утекут года. Не останется ничего.

Сетью троп непротоптанных в сизой мгле ходит смерть. Не уходит смерть,
Беспокойная, скрытая в полусне, горько-сладкая, словно мёд.
Ты слаба, Мэри-Энн. Ты больна, Мэри-Энн. Не спеши под земную твердь.
Не мечтай разорвать этот круг и плен, и о том, что тебя не ждёт.

Там звенящая тишь, там пурпурный мир лезет вверх по босым ногам.
Там взбирается светлый небес сапфир по изменчивым гребням гор.
Моя глупая, глупая Мэри-Энн, не ходи за порог одна.
Не покинь этих стен. Ты больна, Мэри-Энн! Лишь бы делать наперекор. -


- Вересковую пустошь укрыл туман. Он дурманящий, будто яд.
Ходит смерть в ярком пурпуре по горам. Добрым голосом кличет смерть.
Только десять шагов, десять жалких шагов! Ярким пламенем мир объят.
Чтобы выразить это, не хватит слов - как мне хочется с ним гореть!

Горько-сладкие огненные цвета украшают моё окно.
Эти стены спасут меня только тогда, когда незачем будет жить.
"Не ходи, Мэри-Энн, ты больна, Мэри-Энн!". Что ни день - всё одно. Одно.
Это замкнутый круг. Это вечный плен. Им бессмысленно дорожить.

Там звенящая тишь и небес сапфир. Там изменчивый горный лик.
Там ласкающий вереск теплом зефир, полусонная зыбь и мгла.
Вот бы тоже на листья закат ловить и алеть, будто сердолик,
Вот бы корни в подземную твердь пустить, словно дерево, я могла! -

- Никогда не ходи за порог одна, моя милая крошка Бри.
Вересковую пустошь укрыл туман, не коснувшись холодных стен.
Одинокое дерево в море трав клонит голову до земли.
Вот к такому ведет непослушный нрав. Это - глупая Мэри-Энн.

Сетью троп непротоптанных стелет мир яркий пурпур и аромат.
Засыпай, моя милая крошка Бри и, обыденным снам вразрез,
Будет снится тебе неизменный путь, что десяток шагов хранят.

Мэри-Энн прорастает корнями вглубь и её обнимает лес. -

Кайлиана Фей-Бранч

23:50 

Бенджамин Джи
Знаете, чем рок-н-ролл отличается от джаза, чай от кофе, а фотография от текстов? Рок-н-ролл, чай и фотография - это удовольствие, а кофе, джаз и тексты - религия.(с)
В зеркале старом дни обернутся вспять,
Во тьме проступает каменных линий стать.
Тем, кто не жил, не страшно себя терять...
Салем гудит, провожая к столбам неверных.

От крови родится кровь, от воды - вода,
Сердце спокойно, поступь боса тверда,
В дорожной пыли не останется ни следа.
Маятник движется, время считая мерно.

От плоти родится плоть, от огня - огонь,
Площадь взрывает рев, небо гнет дугой.
Скольких еще перемолют Его рукой?
Скольких переломают во славу Божью?

Кость порождает кость и скала - скалу.
Матушка говорила: "Не спи, береги стрелу,
Не привязывайся ни к городу, ни к селу,
А если увидишь зло - то не трожь его.

Если увидишь - не трожь, отвернись, беги,
Путай следы, считай, что кругом - враги.
Святы их лица и верой полны шаги,
Да только внутри отрава, гнилая кровь".

Матушка все твердила, да не сберегла,
Не сохранил амулет, не спасла стрела...
Воздух над городом раскаляется добела:
В Салеме жгут костры, возвещая Его любовь.

14:37 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Заплутавших в пустыне не ждут на вечерний чай.
Им не стелят постель, им никто не подаст руки.
Так однажды проснешься - и некому выручать,
А вокруг бесконечные пламенные пески.
И насколько хватает дыхания, рук и глаз,
Разбегаются трещины в вымученной земле.

Если я. Если здесь. Если буду с тобой сейчас,
То смогу терпеливо принять остальные "не".

То сумею без жалоб пройти этот долгий путь
До границы миров, именуемых Жизнь и Смерть.

- В раскалённой пустыне не выдохнуть. Не вдохнуть.
У оставшихся там получается лишь гореть. -

И, казалось бы, лучше уж сдаться, уйти за Стикс,
Неизменный финал одинаков и н-е-к-р-а-с-и-в.

...заплутавших в пустыне встречает бесстрастный Сфинкс,
Алебастрово-хладен, безжизненно молчалив.
И глаза его - иглы - всевидя пронзают грудь,
Разрывая на клочья всё, что найдут внутри.

- В раскалённой пустыне не выдохнуть. Не вдохнуть.
Остается лишь слушать, и истину говорить -

Я не ведаю, сколько осталось мне. День ли, час?
Но пока неизменно встречает твоё крыльцо.
Если я. Если здесь. Если буду с тобой сейчас,
То без страха сумею смотреть я в его лицо.

И под солнечным пламенем дрогнут его уста,
Задавая вопрос, эхом бьющий из века в век:
- Кто ты, путник?
Тогда я скажу ему:
- Пустота. Жизнь и Смерть. Звёздный ветер. Пустыня.
И - человек.

...так однажды проснёшься - и кончился твой отсчёт.
Мне в отмеренный срок - утонуть в золотом песке.

- Заплутавших в пустыне никто никогда не ждёт,
Их слова жгут гортань, раскаляясь на языке. -

Для тебя же за окнами пусть расцветает май,
И чужая рука обнимает за плечи пусть.

Заплутавших в пустыне не ждут на вечерний чай,
Это значит,
что я
никогда уже
не
вернусь.

Кайлиана Фей-Бранч

14:45 

Белая Дева

Джейк Чемберз
Первый парень на деревьях
Розы прекрасны, но скоро они умрут,
Дом опустеет, а город накроет мгла.
Мне не согреть коченеющих бледных рук.

- Милый, ты плачешь?
- Мне что-то попало в глаз.

Я разучился смеяться и ликовать,
Даже когда вспоминаю о Рождестве.
Вместо молитв "дважды восемь" и "трижды пять"
Снова и снова проносятся в голове.

читать дальше

04:34 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Когда тебе только двадцать с лишним, ты видишь многое наперед.
В окне танцует ветвями вишня и зацветает который год.
Гремит обыденным звукорядом рабочий гомон и гул машин.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом, когда родится твой первый сын.

В стенах участка, почти как дома - давно не слабенький новичок,
И тяжелит кобура знакомо бедро, блестит на свету значок.
Горчащий кофе в любимой кружке, давящий вес утомленных век.

Любой злодей у тебя на мушке, пока ты всё ещё человек.

Вот, сыну восемь и спеет вишня. А ты теперь окружной шериф.
Тебе - всего только тридцать с лишним. Всё так же молод и черногрив.
И осень пламенным листопадом ссыпает сказочные деньки.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом, не отпуская твоей руки.

Для новых грамот давно нет места, на полках кипы раскрытых дел.
Ты из такого крутого теста - умен и честен. И очень смел.
Жена, целуя тебя, смеётся, прижав ладони к твоей груди.

И каждый день для вас светит солнце, пока ты знаешь, что впереди.

Цветёт всё так же упрямо вишня. И раздражает седая прядь.
Тебе - каких-то там сорок с лишним. Второму сыну сегодня пять.
Ты сросся с буднями и укладом. Любой бы сросся за столько лет.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом. Тебе остался один куплет.

А дальше - старость, смешные внуки, зеленый вязаный свитер, трость.
Гремят на полную мощность звуки. В ладонях вызревших вишен гроздь.
И старший сын, приходя с работы, значок снимает и кобуру.

Текут обратно часы и ноты. Всё разрешится уже к утру.

Когда тебе только двадцать, веришь: тебя ждёт многое впереди
И не закроет пути и двери шальная пуля в твоей груди.
Но знают старшие - всё иначе. Им молодых хоронить не раз.
И потому старый коп не плачет от надоевших больничных фраз:

- На аппарате. Нет, это кома. Нет, не спасти и не оживить.

Танцует вишня, цветет у дома. Не защитили. Кого винить?
И, пониманием полны, взгляды сжигают сердце и душу в ноль.

Я рядом, Рикки. Я буду рядом, когда закончится эта боль.

(с) Кайлиана Фей-Бранч

17:56 

ДВОРНИК

АнтипУшкин
- - - - - - - - - - «он стоит пред раскалённым горном...» (Гумилёв)

ДВОРНИК

он сидит над кучею... листочков
с ручкою в мозолистой руке
и поэму (пятый час уж) стрОчит
о надежде, вере и тоске...

все его коллеги по работе
трудятся всё утро напролёт:
убирают жёлтый снег с дороги,
посыпают солью скользкий лёд...

но ему совсем не до лопаты,
вдохновеньем пьян и обуян,
он сегодня - больше, чем... Ахматова!
и - гораздо больше, чем Демьян!

он сидит, склонившись над листочком,
и строчит мозолистой рукой,
кончил!.. наконец... поставил точку .
покурил... и взялся за другой...

выйду я сегодня на дорожку
смело по дорожке той пойду
и пройдя по ней совсем немножко
поскользнусь и громко упаду

упаду головкою румяной
на холодный (несолёный) лёд
кровь пойдёт (солёная) из раны
жизнь перед глазами промелькнёт

и Судья воздаст мне мерой полной
за недолгий век в Его мирке...

а виновен он -
поддатый дворник
с ручкою в мозолистой руке



...........................................................
© Copyright: стихи Антип Ушкин

@темы: стихи

02:20 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Он носит свой цветок под колпаком.
И он смеется, потирая руки.
Когда-то он был Принцем. Дураком,
Томящимся в разлуке. И от скуки

Он приручал лисиц. Их рыжий мех
Приятно щекотал лицо и пальцы.
Он думал: если любишь больше всех -
То никогда не требуешь остаться.

Он уходил. Они молчали вслед,
И золото их глаз покорно меркло.
Он к розе через тысячи планет
Шел сквозь года, дожди, седьмое пекло,

И он дошел! Горел змеиный яд
Под кожей ожиданием репризы -
Прекрасные цветы всегда хранят,
Как драгоценный клад, свои капризы.

Он до неё дошел! Среди планет
Цвели созвездья новой, лучшей жизни.
Он обещал отдать ей целый свет -
Она смеялась скудной дешевизне

Чужих миров. И только королю
Хотела милость оказать при встрече.

Но после... Тихим шепотом "люблю"
Она сказала в этот долгий вечер.

Он вырос. Но цветок под колпаком
Глядит на мир, по прежнему, надменно.
Когда-то он был Принцем. Дураком,
Послушным ей. И преданным. И пленным.

Он обнимал шипы, внимал словам,
Жестоким и пустым, как лютый холод.
Но, приручив других, он понял сам,
Что, если любишь, можешь быть приколот,

Как мотылек на пробковой доске,
Блестящим острием стальной булавки.
Он умер для неё на том песке -
Теперь она поддастся переплавке.

Он, всё же, вырос. Снежная зима
Терзает ощущением полёта.
На голых ветках иней-бахрома.
Он за столом в кафе рисует ноты.

Лисицы рядом. В сильные морозы
Их рыжий мех рукам поможет греться.
А Роза? Кто же будет слушать Розу?
Теперь он знает - зорко только сердце.

Кайлиана Фей-Бранч

04:30 

СОСУЛЬКА ----- антип ушкин - николай гумилёв

АнтипУшкин
- - - - - - - - - - - «прекрасно в нас влюблённое вино
- - - - - - - - - - - и добрый хлеб, что в печь для нас садится» (Гумилёв)

СОСУЛЬКА

прекрасны хлеб и добрый самогон,
прекрасны лук, морковка и картошка,
прекрасны балалайка и гармонь,
прекрасны любка, нюрка и матрёшка...

но... что с сосулькой делать ледяной,
великою, могучей и блестящей,
висящею над нашей головой
и, каждый миг сорваться вниз хотящей?..

«ни съесть, ни выпить, ни поцеловать...
мгновение бежит неудержимо...»
но взгляда от неё не оторвать,
что моему уму непостижимо;

«как мальчик, игры позабыв свои»
(зайдя на откровенный сайт случайно:)
и, ничего не зная о любви,
глядит на неизведанные тайны;

как астроном на новую звезду,
как агроном на новую картошку,
как протопоп на нового балду
и, как балда на новую матрёшку,

вот так и я - гляжу (разинув пасть)
недоуменно, трепетно и страстно
на ту, которой хочется... упасть...

остановись,
сосулька,
ты -
прекрасна!


.........................................................
© Copyright: Антип Ушкин, 2015

06:13 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Мечется белым кроликом сердце в моей груди.
Крестики. Снова нолики.
Господи, пощади!
Окон незарешеченных высящийся проём...
Плачет седая женщина.
Господи, ну о чём?
Руки рисуют линии и замыкают круг.
Господи, пощади меня!
Я задохнусь к утру.
Слух усладил капелями новорожденный март.
Как же вы надоели мне!
Тени - колоды карт -
Спину буравят копьями, гордо являя масть.
Плачет седая... Кто ты мне?
Боже, не дай упасть!
Сотни дорог увенчаны пятнами белых роз.
Плачет седая женщина.
Алы бриллианты слёз.
Пульс изменяет внешнее. Ритм изощрен и рван.
Выпей мне душу. Съешь меня. Спрячь бытие в карман,
В тёмный провал, без памяти, голоса или дна.
Часики, как вы маните...
Господи, я одна.
Крестики. Снова нолики. Сердце в моей груди.
Чай на узорном столике.
Сжалься, не береди!
Белым комком трепещущим время несётся вспять.
Плачет седая женщина. Тянется руку взять.
Масти, узоры, линии. Рвётся моя судьба.
Господи, защити меня!
Падаю. Пада... Па...

Кайлиана Фей-Бранч

21:11 

Я и ДАМА

АнтипУшкин
однажды шлёпнулся я в лужу...
а рядом дамочка брела
и, к луже спинкой повернувшись,
она - дрожать вдруг начала!

она рыдала иль смеялась?.. -
понять не мог я (хоть убей)
спросить же как-то постеснялся...
тогда я - плюнул в спину ей!

я думал: дама обернётся
и тут увижу сразу я -
она рыдает иль смеётся...
но эта дама (вот змея)

ко мне свой взор не обратила,
а лишь сильнее затряслась...
тогда я в даму камень кинул,
но хитрость вновь не удалась...

я обойти её пытался
(хотя в разведке не служил)
я с фланга к дамочке подкрался...
но - вновь упёрся в мощный тыл! -

который трясся всё сильнее
и - всё вокруг него тряслось,
и в результате сотрясенья -
землетрясенье началось!

деревья падали и трубы,
столбы, трамваи, провода,
ограды, памятники, трупы,
хоромы, храмы, города...

и средь руин, камней и хлама,
у трещины в коре земной,
стояли двое: Я и ДАМА,
ко мне стоящая
спиной


.........................................................
© Copyright: Антип Ушкин, 2015

21:27 

hohengron
Никак, кроме как на Хохенгроне
Дорогие поэты и/или поклонники Макса Фрая!
Добро пожаловать в нашу обитель Ветров и Закатов. Там будет собрано и уже собирается всё, что касается хохенгрона: стихи, музыка, картинки. Хохенгрон - это такой специальный язык для описания снов, погоды и смерти.
Будем рады если вы зайдёте и поделитесь с нами своим или чужим творчеством, созвучным нашему настроению. Особенно приветствуется верлибр! Но не только он :)

03:25 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
За далёким перевалом вечный мир туманы стелет, иглы рифов тянут пальцы к недоступным облакам. По песку гуляют чайки. И, целуя тёплый берег,
море гладит их ладонью по белесым головам. Запах соли, ласка солнца, тёплый бриз ерошит перья, и хранит песок безмолвный их узорные следы.
От бескрайности свободы защемляет подреберье, и сбивается дыханье от лазурности воды. На кристальных нежных волнах утро золотом играет,
рассыпаясь сетью бликов на изгибах птичьих спин. За далёким перевалом - правда-правда, так бывает! - снова рвутся в небо мачты затонувших бригантин.
Снова ждут тепла и света опустевших палуб доски, и вдыхают полной грудью вновь льняные паруса. За штурвалом их смеётся, добрый, внемлющий, неброский,
бесконечный, всемогущий... Догадался дальше сам? За далёким перевалом паруса послушно реют, изгибаясь от касаний ветра осторожных рук.
По песку гуляют чайки. И, целуя теплый берег, море гладит их ладонью, словно самый верный друг. Вездесущий, неизменный, на борту тебя встречает,
Он исполнит непременно, что бы ты ни попросил! Оглянешься - море, небо... Кто другого пожелает?

По песку гуляют чайки и белы изгибы крыл.

Кайлиана Фей-Бранч

20:37 

Юника
фольклорный элемент
Не помню, что я бросил, уходя.
Который месяц не было дождя.

Земля была шершава и суха,
И новую черту взялась соха
Класть поперек весенней борозды.
Авось, теперь воздастся за труды…
Не воздалось.
И к первым холодам
Пришлось чинить обряд то тут, то там,
Соломенную бабу схоронив
В кургане посреди бесплодных нив.

Когда зима ушла, забрав своё:
Больных, бродяг, детей и старичьё,
Мотыгами дрянными рассекли
Промерзший череп матери-земли,
Младенческий весенний родничок.
А… хоть и мать, да получи тычок!
Раз не дала живого – животу,
А отняла. Ату её, ату!
Соломенная баба не взросла –
Иссохлась, как и прочее, дотла.

А после посевной пришла вода,
Истлевшие желая невода
И лодки, и тела в себя впитать,
И жаждая поить и увлажнять.
А с ней пришли промоины в жнивье,
Трава в домах и прозелень в белье,
И ржавчина, гнилые закрома…
А за водой маячила зима.

Шел третий год, как я покинул дом,
И как ходил, молчанием ведом.
И я совсем своих не помню слов,
Что бросил за порог и был таков.

И вдаль глядят опухшие глаза.
Закрой же дверь. Я не вернусь назад.

02:31 

СЧАСТЬЕ

АнтипУшкин
- - - - - - - - - - - - - - - - - «она на пальчиках привстала
- - - - - - - - - - - - - - - - - и подарила губы мне...» (Северянин)

СЧАСТЬЕ

она на пальчиках привстала
и подарила губы мне...
но всё ж, чего-то не хватало
и счастлив не был я вполне

тогда она мне подарила
свой (малосольный) язычок...
приятно и пикантно было,
но счастья не было ещё

тогда два милых тёплых ушка
мне щедро поднесла она...
я их лобзал (как саша - сушку)
но счастья не вкусил до дна

она мне шейку подарила,
а после - плечико и грудь...
но вновь чего-то не хватило
и счастлив не был я (чуть-чуть)

тогда она дала мне ножку
(и даже две, а не одну)
и понял я - ещё немножко,
ещё каких-то пять минут

и счастье наконец случится
(восторг-блаженство-нега-кайф...)
но тут... какой-то хер явился
с ружьём в мозолистых руках

он чертыхнулся, матюгнулся,
направил на меня ружьё...

на этом месте я проснулся...
какое счастье!
ё-моё!


.........................................................
© Copyright: Антип Ушкин, 2015

@темы: СЧАСТЬЕ

04:13 

The Witcher

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
В скрюченных пальцах августа плавится новый день,
Солнце роняет всполохи в жухлое море трав.
Белая пряжа тянется - значится, быть беде.
Ягодный сок из рук моих капает на рукав.
Белая пряжа тянется, стан обнимает нить
Свадебным платьем, саваном, цепью земных оков.
Август смеётся, скалится, ищет, кого винить,
Держит больными криками утренних петухов.
Мягко колосья ластятся к спутанным волосам,
Зерна роняют каплями тихих душистых слёз.
День золочёным маревом слепит мои глаза -
Не разглядеть, не высмотреть, что этот день принёс.

Солнце роняет всполохи, прячет обратный путь,
Розовый сок малиновый змейкой бежит в траве.
Где же ты, мой возлюбленный? Холод терзает грудь.
Я потеряла ягоды, значится - быть беде.
Свадебно-белым саваном убран дубовый гроб...
Ягодный сок свивается кольцами у виска.
Не разглядеть, не высмотреть. Кто же в нём, милый, кто?
В скрюченных пальцах солтыса крупно дрожит доска -
Крышка над кем-то любящим, важным и дорогим,
Смутно знакомой кажется цвета пшеницы прядь.
Где же ты, мой возлюбленный? Спрячь меня, защити,
Скрой от того, кто осмелился юную жизнь отнять.
Белая пряжа тянется, вьётся седая нить,
Возлюбленную, нелюбимую делит напополам.
Солнце к закату катится. Кого несут хоронить?
Следом в гробу берёзовом дремлет моя сестра.

Ягодный сок рубинами капает на ладонь.
Август рычит и скалится - значится, быть беде.
Возлюбленная/нелюбимая, водная гладь/огонь,
Через завесу времени пальцы сплели в траве.
Белая пряжа тянется, ждёт меня под венец.
Путник, танцуй с полудницей в зное, густом, как мёд.
Возлюбленная. Нелюбимая. Кто из нас - твой конец?
Солнце к закату катится. Слышишь, сестра поёт?

Кайлиана Фей-Бранч

02:24 

ДЕВУШКА С ГИТАРОЙ

АнтипУшкин
девчонка, ты любимой хочешь быть?..
ну, что ж, тогда бери скорей гитару! -
с гитарой крошку - век готов любить,
а без гитары - лишь мгновений пару...

а без гитары - девушка должна
прекрасной быть (душою или телом)
тогда любима будет мной она...
с гитарой же - совсем другое дело:

ты можешь быть - убогою, тупой,
капризной, злой - какой тебе угодно,
но если ты с гитарой, ангел мой,
то я твой пленник - с первого аккорда!..

(я подпеваю Цою, Шевчуку,
я уважаю Пола и Макара,
но всё-таки - с гитарой чуваку
предпочитаю - девушку с гитарой)

таков мой рок - судьбинушка моя:
когда с гитарой девушку встречаю,
то разум свой теряю сразу я
и за себя уже не отвечаю:

готов я ей все звёзды подарить!
готов лобзать за нею тротуары!...
- - -
девчонка, ты любимой хочешь быть?..
чего ж ты ждёшь,
бери скорей гитару!


(БОНУС:) http://www.youtube.com/watch?v=FmkHqUwa4zg

.........................................................
© Copyright: Антип Ушкин, 2015

@темы: стихи

22:42 

Юника
фольклорный элемент
МАРИНА

1.
Ходила босая Марина. Лодыжки в грязи и глине,
Под пятками топь гнилая, поганый подлесок, мшаль.
И кто-то другой Марине в затылок легко дышал,
Ероша тугие прядки. Не чуяла то Марина.

Ходила слепая Марина, тряся головою в едком,
Смолистом, как ствол бескорый, как жижа густом, дыму.
И кто-то шагал чуть слышно, Марина впотьмах ему
На шею кулон надела. А думала, что на ветку.

Ходила глухая Марина. Под ночь выходила к башне,
Где камни крошили зубы, глодая за веком век.
И кто-то, мелькнувши следом, нашейный сомкнув оберег,
Не знал глухоты Марины, алкал фортепьянных клавиш.

Ходила хромая Марина, стерев о ступени ноги
И бельма в пространство вперив, распялив сухую пясть.
И кто-то хотел украдкой к ней, как к роднику, припасть
И слушал, как та, немая, возносит молитву Богу.

2.
Не трогай, уйди! У нее за грудиной комок с кулак,
Вместе с ней астматичной рыбёхой на брег падешь.
У нее за душою медяшка, ржавелый грош,
У нее и души-то едва. Уходи, дурак.

Ее дух заспиртован, закупорен в ларь укромный.
Не твоя, не чужая судьба, дай-то, Боженька, пусть ничья…
Не смотри, не ходи за Мариной, она, невольно,
Точь-в-точь я.
Только я – не Марина. А кто я – не помню.
Не помню.

14:46 

Злободневное

loksly
«Милосердный к жестоким будет жестоким к милосердным» (Иома, 22)
Спи, дитя, сегодня крепко,
Баю-бай.
Сел в тюрьму библиотекарь,
Глазки закрывай.
А потом придут за мамой
За ее стихи.
Спи, родной, мой самый-самый,
Прежде, чем "верхи"
Те, что ноги на нас свесил —
— Подлинный дракон!
Здесь еще не всех повесил,
Извратив закон.
Мне бояться? Нет, закалка.
Помню, на юру
Парень Юра долго плакал
За свою семью...
У него отца пытали
Целый год.
А потом и закопали,
Как какой-то скот...
Фото его часто вижу —
На своей стене.
Так что вдруг бояться стука —
Не по мне.
Интерес во мне проснулся —
Гордо умереть смогу?
Или буду ныть и ползать,
И лизать врагу?
Спи, дитя, сегодня крепко,
Баю-бай.
Сел вчера библиотекарь,
Глазки закрывай.
Будет дальше: пекарь, лекарь,
Всех по лагерям,
А уж там — до Коммунарок,
Как бы невзначай.
Ну, придут потом за мамой
За ее стихи.
Но молчать-то было б срамно,
Вот и все грехи!
Остальные перед богом
Перечислю я,
Но не этому же сброду —
Холуям.

Сообщество стихов!!!

главная