• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:26 

МАТЬ ---- антип ушкин

АнтипУшкин
«мы любим сестру, и жену, и отца,
но в муках мы Мать вспоминаем» (Некрасов)

скупую слезу утирая с лица,
стою и согласно киваю...

во время чумы и во время войны,
во тьме непроглядной кромешной
мы Мать вспоминаем, ведь мы же - сыны!
(и дочери тоже, конечно)

в глубоком метро, на борту корабля
в холодных космических далях
(когда пропадает из виду Зе-мля!)
мы тоже про Мать вспоминаем

в беде и в победе, в огне и в воде,
и в Африке, и в Антарктиде,
в Тагиле, и в Пизе, и в Караганде...
мы Мать вспоминаем всегда и везде!
(надеюсь, отцы не в обиде?)

на воле, на зоне, в труде и в бою
(бомжи, коммуняки, буржуи…)
мы Мать вспоминаем
родную свою!

(но чаще, конечно, - чужую:)


Антип Ушкин

10:21 

love.and.ashes
давай любить меня вместе! ©
Ты прячешь взгляд, поправляя фрак, а на висках проступает проседь.
Алиса любит больших собак, чай с бергамотом, дожди и осень, стоит у зеркала голышом в твоей огромной фетровой шляпе...Ты слишком стар. Ты почти смешон. И ты ей, кстати, годишься в папы.

Как между вороном и столом, ты — между молотом с наковальней, и всё, что раньше считалось злом, теперь живёт за дверями спальни; без сна почти что четвёртый день, до хрипоты на ночном балконе сидит и курит немая тень того, что было когда-то Соней.

В природе Соня живёт пять лет, с тобой зачем-то прожила двадцать, сама твердила — «Алиса, нет, ты правда можешь у нас остаться!», потом проснулась одна часа в четыре ночи. И сделать чаю пошла на кухню...
Да, чудеса бывают с нами почти случайно, и правда, дался вам этот стол, он неудобный, он узкий, шаткий, Алиса в платье таком простом, и привкус губ воспалённо-сладкий, и тёплый запах её волос; и сердце бьётся бессильной злостью: ведь всё же было так не всерьёз, так понарошку...

И слишком поздно, наверно, что-то в себе менять.

В природе Сони живут недолго. Алисы — больше; тебе ль не знать? Алисы пахнут дождём и долгом, и остаются с тобой тогда, когда под утро уходят Сони — без слёз, без паники, без труда, без обещаний и церемоний: с тобой проснутся, заварят чай, легко обнимут тебя за плечи...

Ты маслом мажешь на хлеб печаль, почти покорно встречаешь вечер. Отвёз бы ты её на вокзал? В Стране Чудес ей совсем не место.
Ты как-то раз это ей сказал.

Она спросила: «Но мы же... вместе?»

Ты молча обнял её. Часы стояли, робко потупив стрелки, и всё, чем ты был до боли сыт, вдруг показалось пустым и мелким... Ты просто старый смешной дурак — плутал так долго среди трёх сосен.
Алиса любит больших собак,
чай с бергамотом,
тебя
и осень.

00:42 

Истерийно

Латентный хиппи /Мезоамериканский воин света, бобра и любви. К Логосу. Несу в мир революцию во имя организации Hellsing.
Это опять я;)

Амок - глаза выжигают слезы,
Амок - причин не ищи.
"Мама, прости." Как несерьезно.
Просто поверь не-лжи.
Амок - ослепнув, иди наощупь.
Амок - по мокрым снам.
Слабый всегда выбирает "проще",
Если это - ты сам.
Амок - комок воспаленных нервов.
Амок - холодный жар.
Кто, как все, считал себя первым,
Время планки снижать.
Амок - это не книжный случай,
Амок - мир наполняет яд.
Право сильных - учить везучих,
Не узнавших застенный ад.
Амок. Ослепший, иди на ощупь.
Глаз упавших в слова не прячь.
Все осталось, как было, в общем.
Лишь казалось тогда, что зряч.

03:36 

Озверелое

Латентный хиппи /Мезоамериканский воин света, бобра и любви. К Логосу. Несу в мир революцию во имя организации Hellsing.
Мы давно играем в игры.
Мы давно не знаем правил.
В наших судьбах бродят тигры
С человечьими главами.
Мы давно уже не верим,
Будто строим что-то сами.
В наших играх только звери
С человечьими глазами.
Мы давно кричим, что "мы бы",
Только боги/люди/ками.
Наши спины гладят рыбы
С человечьими руками.
Мы давно не видим хода,
Не узнав хулим и славим.
Нами правят диплоподы
Человечьими словами.
Мы давно не ищем толка
И испуганно моргаем.
Наш тотемный дух - двустволка
С человечьими мозгами.

21:55 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
...про огни городов и безоблачную погоду.
Тебя потчуют этими сказками год от года,
А ты смотришь на серый мир, дождевую воду -
Подреберье сжимает болезненный вечный спазм.
Ты рожден здесь, бессердечной судьбе в угоду,
Плюнь на свои мечты и свою свободу,
Влейся в поток, омертвей же, прочувствуй моду,
А, если встретишь зло - отводи глаза.

21:13 

ЖЕНЩИНА ЛЮБИТ ...

АнтипУшкин
женщина любит... любит как мать:
женщина любит жалеть, сострадать,
гладить головку, за ушко хватать,
и за проступки морали читать...

женщина любит... любит как дочь:
чтобы её берегли день и ночь,
чтобы капризы её выполняли,
но не роняли свой авторитет,
чтобы по попе порою давали,
ну, а потом, чтоб давали конфет...

женщина любит... любит как дочь...
женщина любит... любит как мать...
чтобы её берегли день и ночь...
гладить головку, за ушко хватать...

женщины любят... любят отцов
женщины любят... любят детей

(ну, а влюбляются... в нас... стервецов)
(ну, а выходят... за нас... сволочей;)


Антип Ушкин

@темы: ЖЕНЩИНА ЛЮБИТ ...

22:11 

Спи, моя чуткая

Julber
"Не говори мне sorry, душа моя, Я по-ангельски не говорю"(с)
Спи, моя чуткая, незабвенная,
Словно бы жизни кому-то другому вверены.
Словно, как прежде, гуляем с тобой вдоль берега,
О любви говорим.

Словно мы дети свободные, безмятежные,
Словно над нами раскинулось небо вешнее.
Словно не я тебе все эти жизни грешные,
Не спросив, подарил.

24.02.13

14:32 

Март

Джейк Чемберз
Первый парень на деревьях
Город сегодня пуст.
Скоро Великий пост.
А под ногами хруст
Снега. Не видно звезд

В небе над головой.
И, ускоряя шаг,
Чувствую, что живет
В теле моем душа.

читать дальше

00:43 

Третья часть цикла.

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Первые две части.

Эдгару сорок. Он славный малый, только порой слишком много пьёт.
Судьба наставляет свои фингалы. Тянется жизни круговорот.
Дом и работа. Кабак под вечер. Клетка обыденной маяты.
Он каждый день зажигает свечи. Гладит ладонью Её цветы -
Всё, что осталось живым и хрупким, помнящим нежность любимых рук.
Виски со льдом, матершина, юбки... Так начинается новый круг.
Эдгару сорок. Совсем не мало. К чёрту обманчивую мораль!
Лишившись короны и пьедестала, каждый четвёртый - уже бунтарь.
Борется яростно с внешним миром, терпит крушенье, идёт на дно.
Он же, всего-лишь, создал кумира... Эдгару, в общем-то, всё равно,
Что говорят про него соседи. Залпом бутылку - и нет проблем!
Если пить дни, месяца, недели - мир так блаженно размыт и нем...
Эдгар давно стал плешив и жалок от безнадежной своей любви.
Он прогоняет с могилы шавок, прячет в кармане комок земли,
Верит, что так не увидит ночью то, что терзает семнадцать лет.
Тонкое тело в предсмертной корче, трубки, врачи и потухший свет
Бледной надежды на жизнь и чудо, теплый очаг и уютный дом.
Эда совсем извела простуда. Кашель заснуть-то дает с трудом.

Эдгару сорок. Он очень болен. Тратит на выпивку каждый грош
И ненавидит сына, который
так на неё похож.

20:07 

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Январь. За окнами ночь и стужа.
Поить какао и гнать в постель.
И сказку читать непременно нужно!
Ты входишь, слегка прикрываешь дверь.

Садишься устало на край кровати,
В руках сжимая огромный том.
- Ну, слушайте дети, запоминайте:
В одной деревне есть древний холм...

Деревня та за дремучим лесом,
Где знать не знают про города.
Там ночью слышатся звуки песен
И люди прячутся до утра,

Закрыв ворота, захлопнув двери,
Над окнами вывев защитный знак.
Есть в той деревне одно поверье,
Его вам расскажет любой дурак:

Коль полночь застала тебя в дороге -
Беги, спасайся, ищи ночлег!
Под древним курганом спят злые боги.
Им нужен единственный человек,

Способный услышать их тихий голос,
Разрушить магический древний сон.
С его головы - ни единый волос,
Но горе тебе, если ты - не он

И вдруг оказался средь их владений
Под неба бессмысленной чернотой.
От Спящих ещё остаются тени:
Поймают, убьют, заберут с собой,

Высокий курган обагрится алым,
И ночь содрогнётся под хруст костей.
Они ненасытны. Им вечно мало.
Спасайте возлюбленных и детей!

Но мало, кто помнит, что злые боги -
Потомки, когда-то прекрасных, фей.
Жестоких людей привели дороги.
И холм оставили, как трофей,

Напоминанье о грубой силе,
Способной справиться с волшебством,
Изгнать чудеса из привычной были.
А зло? Оно родилось потом.

...С тяжелой душой закрываешь книгу,
Целуешь детей и ложишься спать.
Тебе снится сон: ты паришь над миром
И тысячи рук не дают упасть...

Ты просыпаешься. Жгучий холод.
Чувствуешь сердцем: пора идти.
Ночи бездонный чернильный полог
Точно подсказывает пути.

Вокруг снега и метель-завеса,
Твой дом остался за сотни лиг.
И ты, прорвавшись сквозь сумрак леса,
Выходишь к месту из детских книг.

Вот ты стоишь там в одной ночнушке,
С ресниц стирая застывший лёд.
Злой страх оковами обнял душу.

Ты слышишь -
голос
тебя
зовёт.

17:56 

От Отражения - Мастеру

Лорелина
Выпускник ПТУ шаманов
Посмотри: я теперь стал почти отраженьем твоим,
Тот же взгляд и повадки, и так же играю с судьбой.
Говорили, что мне неизвестно, что значит "любовь".
Говорили... а впрочем, какое нам дело до них?

Я не верю досужим глупцам и сплетениям слов,
Я ищу свою правду в чужих, как иголку - в стогу.
Я... ты знаешь, я понял, что я - без тебя - не могу,
Только путь твой метелью два месяца как замело.

А на небе опять говорят, мол, от моря циклон,
Говорят, что осталось недолго, наступит весна.
Нас с тобой перепутали. Я - твой несбывшийся сон.
Только вот почему-то дорога обоим - одна.

17:56 

Бармен

Лорелина
Выпускник ПТУ шаманов
Город осел снегами в моих зрачках.
Город устал - ему много и зим, и лет.
Город под сердцем носит свою печаль.
Ложь, что на самом деле-то сердца нет.

В старой кофейне бармен нальёт коньяк,
Он ничего не спросит, он знает всё.
Он ведь когда-то тоже любил, как я.
Так же, как я, случайностью был спасён.

Он ведь когда-то тоже пришел сюда,
Выпить чего-то крепкого и уйти...

Встречи в полночно-призрачных городах,
Ищущим часто указывают пути.

Он иногда подолгу мурлычет блюз,
Он босиком выходит под летний дождь.
Бармен, прищурясь, смотрит, как я смеюсь,
И говорит: "когда ты еще придёшь?".

20:07 

Kathelin Shatowillar
Одно неосторожное движение - и ты розенриттер. (с)
Планы зимних кампаний судьбу раскроют -
выйдет даже не хуже гадальных карт.
Тяжесть давит на плечи, как будто Троя,
сквозь эпохи восставшая из песка,
отряхнулась от пыли и пляшет, джигу
выбивая на хрустких моих костях.
Ей-то что... А я выживу - дай бог в книгах,
да и там меня вряд ли за все простят.
Стрелки контрнаступлений свились в оврагах,
норовя извернуться морским узлом.
Я не знал и не ведал, что это благо
мне придется оправдывать меньшим злом.
Папка для вестового в пакет зашита,
в ней последний приказ, и душа пуста.
Мой народ, ты искал у меня защиты,
а я смог защитить тебя только так.
Я бы вышел на битву, будь я героем,
в час. когда враг феоды мои громит.
На моей бы спине не лежала Троя
и вся тяжесть египетских пирамид.
Я бы взял свой клинок и, отбросив латы,
вышел к вражьей орде не закрыв лица.
Мне б родиться героем или солдатом...
Только я своей Родины чертов царь.
И как совесть моя - отзовется воем
стон шакала в побитой огнем степи.
Я б родился солдатом или героем.
Но я царь. И отдал приказ - отступить.

Знамя золотом рдяным по ветру плещет,
а в строю тихо шепчутся - "Повезло!".
Только зло не бывает большим и меньшим,
и вовеки веков остается злом.
И пусть в том, как над полем кружатся птицы,
есть своя неприличная красота -
меня в книгах потом назовут убийцей,
и, поверьте, совсем не за просто так.
Пусть я сам у себя честь и славу отнял,
те кто в "меньшее" верят - живут во лжи,
но я знаю: сегодня погибнут сотни.
Завтра - сотни и тысячи будут жить.

(с) Искусственноe дыхание

18:51 

Гравюра

riweth
Это - не шило. Это внутренний стержень.
Очень просто. Не было, не прошло,
Ничего — поэтому не жалей.
Покидали мутную Скапа-Фло
Корабли и призраки кораблей.

Ударяла в берег ее волна,
Облака к ее берегам несло...
А на пирсе кто-то зажег фонарь,
И дышали войны в его стекло.

02:34 

Из старых тетрадей.

AdreanSkorpionss
What would you mind if i killed you?
Я есть начало и конец,
Я жизни свет и я - мертвец,
Я свет от дня, я сумрак ночи,
Невинен я и я порчен.

Однажды мне взгляни в глаза,
Я заберу с собой тебя.
Всего на миг остановись
И я уж близко. Берегись!
Тебе не скрыться, не сбежать,
Я вечный стражник, я - палач.

Мой путь лежит сквозь ткань времен,
Сквозь звон мечей, балы, неон,
Сквозь судьбы взрослых и детей,
Сквозь судьбы смертных королей.

14:44 

Шаги

Эризн
Летай, пока ты ещё крылат
Тусклым светом на сером небе нарисую свои мечты...
Снова мне выпадает жребий за собою сжигать мосты.
Первый шаг по дороге к счастью разорвёт роковую сеть.
Завтра мне надоест молчать, а послезавтра я буду петь –
Петь о том, что так долго рвётся из подвалов души на свет.
Шаг – и трепетных радуг кольца обозначат мой тайный след.
Тихо, медленно, чуть заметно растворяясь – за слоем слой –
Завтра я буду просто кем-то, послезавтра – совсем чужой.
Да, чужой – я всегда чужая, так написано на роду.
Шаг – и я отхожу от края, и теперь я не упаду.
Дождь ноябрьский – мой хранитель – будет раны мои лечить.
Завтра я оборву все нити, послезавтра смогу забыть
Всё, что сделала и сказала, безысходность, тоску и страх,
Всё, что душу давно терзало, изливаясь в случайных снах.
Только шаг через мглу и ветер, и опять небеса – мой дом.
Завтра я перестану греть, а послезавтра я стану льдом,
Стану мелким колючим снегом, обжигающим пальцы рук...
Ночь часов торопливым бегом размыкает извечный круг.
Шаг – навстречу той странной силе, что в воскресла в душе опять.
Завтра я залатаю крылья, послезавтра решусь летать.

@темы: стихи (своё), шаги

12:32 

polina-kolpakova
Когда, наконец, иссякнут твои вопросы,
Когда не останется слез, (и котлет на ужин),
Отточенный скальпель возьму,
Перережу веревки, тросы,
Державшие вместе мятежные наши души.
Летите, летите, свободные, будто птицы,
Отныне свобода не будет казаться спорной.
Прощайте,
Теперь мне с земли вас не слышно, не видно…
И пусть назовут меня глупой, жестокой, вздорной,
Возможно, однажды мне станет за это стыдно.
А ты… обещай, что больше не будешь сниться.

17:44 

ДВА РАЯ ---- соловьёва - ушкин

АнтипУшкин
ФАРФОРОВЫЙ РАЙ

мне подарили куколку Мимозу-Сан... она ко мне приехала из дальних стран.
узнала лишь вчера от тёти Сони я, что родина Мимозочки - Япония.
ах, бедная! ты далеко от родины, и, верно, для тебя мы все уродины:
глаза у нас большие, а не щёлочки, в домах - шкафы, комоды, а не полочки,
не учат нас, как составлять букетики, а скучной и труднейшей арифметике,
нам в редкость видеть веточку вишнёвую, мы резать не умеем кость слоновую.
у вас, Мимоза, всё всегда с причудою: зовёте бога вы зачем-то Буддою;
на праздниках со змеями, драконами проходите вдоль улиц, под балконами;
рисуете, сев на пол, вышиваете, наказаны за промах не бываете.
ласкают вас свои и посторонние... какое счастье детям жить в Японии!..

ты, бедная, снесла обиду кровную: быть проданной из рая в подмосковную!
мы тут же порешили с тётей Сонею вдвоём поехать осенью в Японию.
я вышла на балкон: прощай, Рогожино! уж не моё ты будешь, а Серёжино,
а я, причёску сделавши смешнейшую, весёлою плясуньей стану, гейшею...
иду - за мной собачка пучеглазая... Всё русское там позабуду сразу я...

(Поликсена Соловьёва)


ДУБОВЫЙ РАЙ

мне подарили куколку Матрёшку-Сан... она ко мне приехала из дальних стран.
узнал вчера от дяденьки Басе я, что родина Матрёшечки - Россея.
ах, бедная! ты далеко от родины, и, верно, для тебя мы все уродины:
глаза у нас малюсенькие щёлочки, в домах у нас малюсенькие полочки,
не учат нас прекрасной арифметике, а учат делать пошлые букетики,
нам в редкость видеть веточку дубовую, медведицу и птицу двухголовую.
у вас, Матрёшка, всё всегда с причудою: зовёте бога - Вовой, а не Буддою;
на праздниках с бутылками зелёными проходите вдоль улиц, под балконами;
вы клюшками зимой на льду играете, и клюшек петь на сцене заставляете.
Россия - чемпион! - кричите сильно... какое счастье людям жить в России!..

ты, бедная, снесла обиду кровную: быть проданной из рая подмосковного!
мы тут же порешили с дядей Басею вдвоём весной поехать в вашу Расю...
прощай, прощай Япония дурацкая! обрыдла мне держава самурайская!
а я, надев смешную шапку с ушками, весёленьким Антипкой стану Ушкиным...
иду - за мной менты голубоглазые... Япону мать там позабуду сразу я...

(Антип Ушкин)

@темы: ДВА РАЯ ---- соловьёва - ушкин

10:47 

Я подпишусь одной строкой.

**Локи**
...Ayd f'haeil moen Hirjeth taenverde...
Я подпишусь одной строкой,
Хотя я не уверен, именно, что значит
В срединном мире странная задача -
У самой Тьмы быть правою рукой.

Я подпишусь одной строкой,
Хоть я не помню истинное имя,
Оставшись здесь лишь как стихия,
В столь мимолетной памяти людской.

Я подпишусь одной строкой,
Однако больше не ищу я славы,
Порядком от всего давно устал я,
Но за деянья не даруют мне покой.

Я подпишусь одной строкой,
И вижу пусть вокруг одну лишь скуку,
Когда ты рядом и целуешь губы,
Я чувствую, что в этом смысл мой.

Я подпишусь одной строкой,
Просить не стану о любви… Не стою…
Для всех я лишь проливший реки крови,
Мешаясь под ногами, был всегда чужой…

Я подпишусь одной строкой,
И эта подпись цвета не изменит,
Кровавый вензель не стирает время:
«Люблю обман кругом изгой».

20:25 

Элли.

.Кайлиана.
Hlarelyë corda cára lindalë nyérenen
Элли учится в старшем классе и немного играет в бридж.
В этом тусклом немом Канзасе слишком скучная псевдо-жизнь.
В этом грубом сухом Канзасе что ни день - то опять жара.
Элли смотрит за горизонтом. Ждет, когда же придут ветра.

Дядя Чарли ложится рано и приходится не шуметь.
Элли шепчет: "Приди, торнадо!". Умоляет: "ответь, ответь!"
"Забери меня, забери же!" - Элли волю даёт слезам.
С фотографий глядят родные, но неузнанные глаза.


Элли очень мила, но всё же, пёс - единственный верный друг.
Элли скоро поступит в колледж, бесполезный, как всё вокруг.
Элли носит огромный свитер и глядит, непременно, вниз.
Про неё говорят: " дорога к психиатру и на карниз".

(Она смотрит фотоальбомы, повторяя: "вернись, вернись".)

А ночами ей снится голос, что манит и ведет ко дну:
" - Ты должна отыскать дорогу в Фиолетовую страну,
Ты должна победить колдунью." - с губ срывается тихий стон.
" - Если справишься - ты получишь и родных, и сестру, и дом".

Элли держится еле-еле. Утро-школа-пешком домой.
Залезая в гнездо постели, Элли колет себя иглой
И кружатся в знакомой пляске изумрудные небеса:
"- Я должна победить колдунью. Мне нельзя открывать глаза".

Элли бьет каблуком три раза и решительно входит в дверь,
За которой найдет победу, возвращение всех потерь.
Но чужие глаза колдуньи полыхают родным огнем,
(Элли помнит его по снимкам, что сама собрала в альбом.)

Так смотрела малютка Энни, так смотрел её папа - Джон.

Сказка рушится, злая правда прожигает дыру в груди.
Мир расколот. Над ним - торнадо. Элли слышит: "- Беги, беги!"
На пути у несчастья - домик. Слишком хрупкий, чтоб устоять.
Элли помнит, конечно, помнит, как осмелилась убежать!

Ей шесть лет. Во дворе качели. Папа в кресле - финальный матч.
Мама тихо поет для Энни и воркует: "- ну-ну, не плачь."
Элли смотрит на куст клубники и качается всё сильней.
Дальше - пусто. Затем - их крики. Голос Чарли: "- быстрей, быстрей!"

И рука, держащая крепко, не дающая повернуть.
Хрупкий домик взлетел, как щепка, оставляя её тонуть
В бесконечности дней и судеб, в горькой памяти прежних лиц.
Элли знает - её осудят, но не может сдержать границ.

(Ей нет места, не любят люди... ей уже не выиграть блиц.)

Утро-школа-домой и в ванну, слыша сдавленный скрип петель.
Дядя Чарли ложится рано. и не станет ломиться в дверь.
Шум воды заглушает слёзы. Губы сжаты, глаза горят.
Сердце дрогнуло оленёнком , что почуял смертельный яд.

Пульс за сто и рука трясется, но привычно наложен жгут.
Сердце стонет: "- Очнись, дуреха! Не успеют же, не спасут!"
Только больше не слышать крики и не вдеть знакомых лиц.
Элли вводит в тугую вену непростительно полный шприц.

Тело корчится пленной птицей. Кровь немыслимо горяча!
Пламя сходится вереницей ярко-желтого кирпича.
Обрываются эхом фразы: "Ей недолго еще гореть."
Элли бьет каблуком три раза и готовится встретить смерть.

05.12.2013

Сообщество стихов!!!

главная